Главный ориентир - интересы ребенка

Особенностью российской эмиграции в Центральную Европу  является то, что у неё «женское лицо». В частности, около 70% российских граждан, обосновавшихся во Франции в последние десятилетия – это женщины, многие из которых переезжают сюда после замужества, причем, нередко знакомясь через брачные агентства или интернет.  

Основной проблемой российско-французских браков является сама мотивация вступления  в семейные отношения с человеком, которого женщина знает недостаточно хорошо. Для французских же мужчин поиск русской невесты объясняется такими факторами, как сложность создания семейной  пары в определенной социальной среде (например, в провинции), отторжение феминизма и нежелание отказываться от традиционных семейных канонов. Ведь Франция – несмотря на активную позицию женской части населения – по своему менталитету остается достаточно патриархальной страной.

В начале 1990-х стремление выйти замуж за европейца в основном  объяснялось ухудшением жизненных условий в бывших республиках Советского Союза. Многие женщины готовы были в определенной  степени смириться с подчиненным положением в браке в обмен на материальный комфорт и более высокий социальный статус. Некоторые французские социологи весь комплекс русско-французских брачных отношений иногда называли “экономико-сексуальным обменом”.

Неудивительно, что такие браки далеко не всегда выдерживают проверку временем, даже когда обе стороны изначально искренне настроены на прочные семейные отношения. Попадая в зависимое положение во Франции (ведь мужчина имеет жильё, деньги, административный и юридический ресурс), многие женщины  начинают сомневаться в своём выборе и стремиться к автономии. Чаще всего это приводит не просто к разводам, а к очень конфликтным разводам, где первыми жертвами становятся дети. 

Пресса и многочисленные телевизионные передачи рассказывают много страшных историй о том, как у россиянок отнимают детей, и это, в свою очередь, рождает массу мифов и предрассудков. Однако акцент в этих публикациях зачастую делается на несправедливость по отношению к матери, причём из вида упускается, что французские суды руководствуются так называемыми «высшими интересами ребенка», и именно здесь начинается путаница – ведь «интересы ребенка» интерпретируются российскими и французскими участниками судебного процесса совершенно по-разному. 

«Родительский авторитет» во Франции – это совокупность прав и обязанностей, целью которых является защита здоровья, безопасности и нравственности ребенка, обеспечение его образования и создания условий для его развития с уважением к личности маленького человека. Ребенок не является «собственностью» родителей.

Официальные источники детского права многочисленны – от Конституции до муниципальных актов, от международных документов до общенациональных законов. Сюда же нужно отнести многочисленные кодексы – Гражданский, Уголовный, кодекс об образовании, Кодекс о социальном обеспечении и семье, Кодекс о здравоохранении и так далее. 

Наиболее известным международным текстом является Конвенция ООН от 20 ноября 1990 года о правах ребенка, которая была ратифицирована Францией в 1990 году и стала основным компонентом французского законодательства. На сегодняшний день Франция ориентируется почти на 80 международных документов, касающихся детей.

Всей этой юридической базой хорошо владеют  многочисленные участники судебного процесса – начиная с судей и заканчивая работниками социальных служб и органов опеки. Последние нередко не имеют фундаментального образования, но следуют четким инструкциям вышестоящих сотрудников. В свою очередь, те  имеют свое видение проблемы, которое иногда отличается и от интересов родителей, и даже от интересов самих детей. 

Россиянка, которая во время развода и так сталкивается с массой проблем, требующхи немедленного решения, находится под бдительным присмотром всех этих служб. Она испытывает постоянный стресс и зачастую последней начинает понимать все нюансы системы. Гораздо лучше знать об них в начале процесса, чтобы не пожинать трагические последствия юридической неграмотности и пытаться исправить то, что можно было предотвратить. 

Прежде всего нужно знать, что во Франции детский судья может появиться в Вашей жизни в любой момент, если ребенок не достиг совершеннолетия. Не имеет никакой разницы, является ли ребенок гражданином Франции или России, либо имеет гражданство третьей страны. Достаточно факта постоянного проживания во Франции, чтобы он находился “под защитой” французского законодательства. 

Также совсем не обязательно быть в процессе развода. Детский суд может иметь место и до развода, и после, так как для начала проверки достаточно “сигнала” со стороны школы, врача, социального работника или просто “доброжелательного соседа”, который в любой момент может обратиться по специальному номеру и пожелать остаться анонимным. 

Несправедливо считать, что вся французская система защиты детей, имеющая свои недостатки и сложности, настроена против российских женщин или женщин из стран СНГ. Точно с такими же проблемами сталкиваются и сами французы, хотя, безусловно, процедуры с родителями-иностранцами имеют свои нюансы. 

Например, уже вышеупомянутые “интересы ребенка”, на самом деле не имеющие никакой чёткой и конкретной формулировки ни в одном официальном документе, всегда будут “сформулированы” самим судьей, исходя из деталей досье. В случае с россиянками камнем преткновения является убежденность французского судьи в том, что “высший интерес” ребенка - это проживание на территории Франции, и что российская мать потенциально может нанести урон этим “интересам”, вывезя ребёнка из страны. 

Поэтому бесполезно призывать на помощь российское посольство:  органы Российской Федерации не имеют права вмешиваться в этот процесс. Еще более нелепа попытки обращаться на российское телевидение, поскольку российская общественность никоим образом не может повлиять на мнение французского суда. Нередко  такое обращение может даже навредить решению вопроса на территории Франции, усугубляя конфликт и являясь по сути бесполезным, если только конечной целью не является желание рассказать о своей истории всему миру.

Отдельного внимания требует прояснение роли социальных работников, так как именно они своими отчетами формируют личный взгляд судьи на ситуацию ребенка, но далеко не всегда их мнение является непредвзятым. Иногда уместно проанализировать  финансовые цели организации, которую представляют социальные работники. 

Все эти  проблемы порождают  достаточно много конфликтов внутри системы, вплоть до многочисленных судебных процессов против самих социальных служб. Именно поэтому необходимо знать, как нужно с ними общаться, и каким критериям надо соответствовать с точки зрения судьи, чтобы судьба Вашего ребенка не зависела от субъективного мнения работника социальной службы.

Лишение родительских прав, о которых можно узнать из статей и репортажей прессы, на самом деле является крайней и достаточно редкой мерой. Однако распространено ограничение родительских прав, которое является превентивным шагом, применяемым для обеспечения безопасности ребенка от посягательств родителя/eй (матери или отца или обоих вместе).

Само понятие безопасности ребенка также довольно расплывчато,так здесь играют роль такие факторы, как “нравственность”, а также “психологическое здоровье”  родителей и ребёнка, что создаёт  дополнительную почву для возможных манипуляций и интерпретаций органами опеки. 

Естественно, помимо всех этих факторов, во многом зависящих от интерпретации третьих лиц, учитывается наличие насилие в семье, а также поведение всех её членов. В контексте затронутой нами темы, ключевым является поведение матери - в отношении ребенка, супруга, а также социума и самой себя. 

Учитывая, что ограничение родительских прав – это результат достаточно длительной процедуры (досье у детского судьи открывается на срок до двух лет, но по запросу органов опеки может продлеваться почти бесконечно), не все проходят это испытание под прессом прочих проблем. По сути, сама изнуряющая и в некотором смысле надзорная процедура может привести к дестабилизации психологического состояния матери, о котором обязательно будет доложено судье.

Какие же рекомендации можно дать столкнувшимся с подобной проблемой? 

 

  • В том случае, если Вы начинаете разводиться или уже находитесь в процессе развода, Вам просто необходимо минимизировать конфликты с бывшим супругом, так как это отражается в первую очередь на ребёнке. Конфликтная ситуация между родителями и их неспособность найти компромисс с точки зрения судьи является очень опасной для ребенка.
  • Необходимо понимать, что во Франции у обоих родителей равные права и обязанности в отношении ребенка. Препятствовать общению отца с ребенком – значит создавать серьезные проблемы, так как в данном случае нарушаются и права ребёнка, и его отца на осуществление  родительских прав. В суде это будет расцениваться однозначно не в Вашу пользу. 
  • В том случае, если процесс развода и многочисленные процедуры проходят очень болезненно, не нужно стесняться вовремя обращаться к психологу и даже к психиатру. Судом это не будет рассмотрено негативно, и скорее всего, расценится, как адекватная попытка обратиться за медицинской помощью. 
  • В том случае, если ребенок тяжело переживает развод, лучше обратиться первой за детской психологической помощью до того как это будет назначено в обязательном порядке судьей или “рекомендовано” органами опеки. 
  • Вы должны понимать, что статус матери-одиночки, с одной стороны, дает определенные преимущества, но и делает женщину более “уязвимой” в глазах органов опеки с точки зрения воспитания ребёнка. 
  • Не вступайте в конфликты со школой, так как у работников государственного образования есть определенный приоритет в тех случаях, когда прокурор получает уведомление о неблагополучной ситуации ребёнка. 
  • Не пытайтесь увезти ребенка из страны во время судебного процесса. 
  • Держите себя в руках при общении с сотрудниками органов опеки и любых структур, имеющих отношение к охране детства. 

Страздас Виктория