декабря 04, 2021

Жюльен Фурнье : Укрощение «Первой бури»

 Волна санитарных ограничений, связанных с ковид-эпидемией, если не накрыла с головой, то, по меньшей мере, задела и модную индустрию. Шутка ли сказать: резкий переход от шумных недель моды и фэшн-мероприятий к цифровому формату, невозможность физических встреч с журналистами и клиентурой, погружение в стерильный мир, где касаться предметов, не говоря уже о примерках, стало актом безответственности. Всё это, разумеется, потребовало пересмотра как самих основ от-кутюр, так и её места в «новой нормальности».

 Обо всех этих новых тенденциях рассказывает Жюльен Фурнье, основатель Дома Julien Fournié, один из самых ярких представителей нового поколения французских мастеров Высокой Моды. За его плечами солидный опыт работы в таких именитых домах, как Dior, Nina Ricci, Givenchy, Céline, Jean-Paul Gaultier.  Созданная в 2009 году его собственная компания является постоянным членом Федерации Высокой Моды и прет-а-порте. Титул, за который иные бьются десятилетиями. Не говоря уже о присвоенном ему  звании «самого устойчивого кутюрье», что в нынешних условиях, быть может, на порядок важнее. 

 

 Главным в моде Жюльена Фурнье является то, что она, оставаясь залогом качества и элегантности, не боится ломать бесчисленные стереотипы и шагает в ногу со временем. Даже с таким непростым, как сейчас.

Свою коллекцию весна – лето 2021 кутюрье представил в виде короткометражного фильма Première Tempête («Первая Буря»), доказав тем самым, что  высокая мода способна переместиться в виртуальное пространство и обойтись без всей этой «ненужной», по его словам, шумихи, сопровождающей дефиле. 

 «Показы, разумеется, важны, в том смысле, что это широчайшая реклама коллекций. Но в последнее время на них собиралось слишком много публики, не имеющей ничего общего с от-кутюр, – отмечает Жюльен. – Организация становилась всё более трудоёмкой: с появлением инстаблогеров и прочих инфлюэнсеров подбор гостей и их рассадка стали в буквальном смысле слова «невыполнимой миссией».

 По словам кутюрье, отказ от показов несколько «обесчеловечил» моду, в том смысле, что «что в живых дефиле всегда было место человеческим погрешностям, разного рода неожиданностям и сюрпризам. Ведь модный показ сродни театральному представлению. Порою незапланированные реакции и спонтанные жесты выливались в величайшие импровизации, и это было очень красиво». 

                       

Уж если говорить об импровизации, то в условиях ковидных ограничений, как ни странно, у работников моды появился небывалый карт-бланш. Ни для кого не секрет, что строгий регламент официального календаря показов уже давненько воспринимался ими как некий дамоклов меч. Повышенные коммерческие требования и всё более ускоряющийся темп коллекций почти не оставляли места творчеству.

И как только Федерация объявила о «цифровом формате» Недели высокой моды, Жюльен принял решение не просто продемонстрировать свои модели, сняв видеоролик (как это сделали многие дома), а создать настоящий фильм, со своим сценарием и сюжетом, со своими героями!  Его любимые манекенщицы превратились в голливудских актрис, а сам Жюльен – в режиссёра и даже исполнителя одной из ролей.

«Кинематограф всегда был моей тайной страстью, – признаётся он. В каком-то смысле сбылась моя давняя мечта: сделать красивый фильм-сказку. Я погрузил своих муз в символические вселенные, с отсылками к режиссёрам, которыми всегда восхищался: Жоржу Мельесу, Квентину Тарантино, Жаку Деми…» 

В разгар санитарного кризиса Жюльен явственно увидел свою нынешнюю миссию кутюрье, которая состоит в создании прекрасного и фееричного, чтобы, по его словам, «не скатиться в сумрак уныния». Лавируя между «Алисой в стране чудес» и сценами в стиле Хичкока, героини Жюльена Фурнье проходят через пять совершенно различных «атмосфер». Воссозданные кинематографические миры, столь любимые Жюльеном, дают возможность камере мастерски запечатлеть тридцать нарядов трёх главных героинь во всех их многочисленных деталях, будь то рукава кимоно, точёный корсет или тюлевые юбки в движении... 

Как и в предыдущих коллекциях, Жюльен Фурнье отводит почётное место старинным ремёслам: вышивке, специфичному крою по лекалам, унаследованному из прошлых эпох, перьевой отделке и пэчворку. Ведь для него высокая мода – это неотъемлемая часть французской культуры и наследия. В наши дни, когда такие культурные объекты, как театры, кинотеатры и концертные залы, закрыты месяцами, высокая мода, гордость Франции, продолжает осуществлять свою важнейшую культурную миссию. 

Как и любой другой, санитарный кризис имеет не только минусы, но и плюсы. Когда всё кажется безнадёжным, если не сказать тупиковым, - вдруг появляются новые возможности и открываются новые двери. Так было всегда.

Говоря о трудностях, кутюрье подчёркивает изначальную роль высокой моды, которая заключается в создании уникальной и индивидуальной одежды: «Любая одежда, пошитая по индивидуальному заказу, требует большого количества примерок, что в нынешних условиях стало сложным, а для иностранных клиентов практически невозможным из-за закрытия границ».

Что же до плюсов, для Жюльена Фурнье одной из положительных сторон нынешней ситуации, безусловно, является более широкий международный охват его онлайн- презентаций: «Наш фильм собрал и продолжает собирать гораздо больше просмотров, чем обычное дефиле. Видео коллекции в одночасье разнеслось по всему миру! У нас никогда ещё не было столько откликов в прессе. Ковид вынудил нас отказаться от старых привычек и переориентироваться на то, что представляет собой наш основной бизнес: пошив одежды, создание аксессуаров, новые подходы к стилю. Всё лишнее отлетело, отмежевалось. Мы снова можем сфокусироваться на качестве работы и на творчестве. В съёмках ролика всё более или менее спланировано и предусмотрено, любую деталь можно исправить и вызвать у зрителя именно ту эмоцию, которую нужно. С одной стороны, нет случайностей, нет магии схваченного момента, но, с другой стороны, мы можем быстрее увлечь зрителя в мир наших фантазий».

Вкусив удовольствие от работы над фильмом, – даже если, по признанию Жюльена, это обходится дороже и требует больших затрат, – очень сложно вернуться назад к классическому формату показа. Поэтому для презентации своей новой коллекции под названием Premier Squad («Первый Отряд») он снова выбрал форму онлайн-видео. На этот раз вдохновением ему послужили… персонажи видеоигр! Хотим мы этого или нет, но видеоигры прочно вошли в нашу жизнь, так почему бы не попытаться перекинуть мост между миром высокой моды и модной игры?

Объединив свою страсть к супергероям и тягу к новым технологиям, при содействии PUBG Mobile (СНОСКА: мобильная игра, удостоенная наград App Store's Best of 2018 и 2018 Mobile Game of the Year (от Golden Joystick Awards)), Жюльен Фурнье решает создать коллекцию в эстетике видеоигр. «В последние годы, – объясняет он, – эти игры становятся всё более популярными и достигают высочайшего визуального уровня. С помощью своего аватара в онлайн-видеоигре можно делать то, что в реальной жизни кажется невозможным».

Задача не из лёгких. Кому-то может показаться неуместным совмещение традиций от-кутюр, скрупулёзно охраняемые федерацией высокой моды, и эстетики видеоигры. Кому-то, но не Жюльену, который раньше других начал флиртовать с хайтеком. «Почему бы не представить изысканность, качество и элегантность от-кутюр в качестве нового языка для видеоигр? Это может открыть нам двери в новые, неведомые миры». В эпоху, когда модные тенденции скачут наперегонки, склоняя бренды к упрощению и банализации, Жюльен Фурнье предлагает совершенно другой подход, а именно: поиск своего глубоко индивидуального стиля. Своей подписи. Ключом к этому поиску служат 16 созданных им архетипических персонажей. 

Балерина, олицетворяющая уязвимость, но одновременно являющаяся и очень сильной духовно и физически. Или Шпион, воплощающий храбрость, сдержанность и интеллект. «Для каждого из этих персонажей, – объясняет кутюрье, – я выбрал своих моделей и муз, а также двух актрис и спортсмена. Французская киноактриса Одри Флеро играет Императрицу, боксёр Гийом Оэ раскрывает свою силу в роли Вышибалы, а бельгийская актриса Дебора Франсуа превращается в настоящую фурию-убийцу». Ну а сам Жюльен в этой сказке играет роль Волшебника…

Однако вернёмся на грешную землю. Вот уже больше года мы живём в некой абстракции, и как никогда возникает желание понять, куда же всё движется. Высокая мода – это не только форма художественного самовыражения, призванная радовать глаз и доставлять нам эстетическое удовольствие, но, прежде всего, индустрия, в которой задействованы многочисленные профессии: кутюрье, стилисты, модельеры, работники швейных и ремесленных ателье, модели, фотографы, операторы, журналисты. Не задумываться о будущем отрасли нельзя, ведь на кону не просто репутация Франции как столицы мирового фэшн-бизнеса, но и судьба миллионов людей, зарабатывающих благодаря модной индустрии.

Жюльен Фурнье смотрит в будущее с оптимизмом: «Наша работа, прежде всего, –  дарить мечту. Шить красивую и качественную одежду. Создание фильма – процесс увлекательный, но от живых показов отказываться нельзя. Думаю, мы к ним вернёмся, но в более селективном формате. То есть это будут закрытые презентации, где модели демонстрируются серьёзной прессе и покупателям, где с кутюрье можно пообщаться напрямую, а одежду – посмотреть, потрогать, померить… Я надеюсь, что все эти эфемерные толпы людей, не имеющих ничего общего с высокой модой, исчезнут навсегда, оставив место для постоянных клиентов, квалифицированных журналистов, понимающих в моде, и профессиональных фотографов, короче говоря, всех тех, для кого высокая мода имеет смысл».

Что же касается рецепта выживания в новой реальности, то для Жюльена он прост: заглядывая в будущее, не терять связи с происходящим. Работать с людьми, которым доверяешь. А ещё – уметь удивлять.

Текст: Ира де Пюифф 

Ira de Puiff est une journaliste et écrivain d'origine russe, arrivée en France à la fin des années 1990. Spécialiste dans le domaine de la philologie, du commerce international et de la communication, depuis plus de 25 ans ses nombreux reportages des défilés ainsi que ses interviews avec des grands noms de la mode, tels que Jean Paul Gaultier, Kenzō Takada, Chantal Thomass, Stéphane Rolland ou encore Julien Fournié, ont paru dans la presse russe et française. 

Ira de Puiff est auteur des romans "Ange Déchu", "Back in URSS", "Le Roman de la Mode". Son dernier livre "CoWeed-19", inspiré de l'actualité, sortira bientôt en librairie.

PHOTO©: Anna Usik

« Сердце волнует жаркая кровь »

Поступить на сложнейшее отделение в Московском авиационно-технологическом институте, а потом пройти конкурс и в консерваторию. Планировать преподавать вокал, а стать Народной артисткой России, солисткой Большого театра. С блеском выходить на премьеры в ролях, по которым практически не было сценических репетиций, а в шестьдесят лет участвовать во многих международных фестивалях.  Ирина Долженко всегда лучится энергией, за которую зрители так любили её противоречивых  оперных героинь.

Открытая душа МХАТ

На Тверском бульваре стоит «скалой» здание МХАТ им М. Горького – театра, о котором сегодня говорит вся Москва. Предметы обсуждения разнообразны: от традиционалистских взглядов нового  художественного руководителя Эдуарда Боякова – до экспериментальных премьер (только в этом сезоне их выпущено 15), от событий на «Открытых сценах» – до архитектуры и интерьеров. 

ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШУ РАССЫЛКУ

ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ О ВЫХОДЕ НОВОГО НОМЕРА ЖУРНАЛА "ЕВРОПЕЙСКИЙ ДИАЛОГ" И О МЕРОПРИЯТИЯХ ФЕСТИВАЛЯ "ПОД НЕБОМ ПАРИЖА"