Открытая душа МХАТ

На Тверском бульваре стоит «скалой» здание МХАТ им М. Горького – театра, о котором сегодня говорит вся Москва. Предметы обсуждения разнообразны: от традиционалистских взглядов нового  художественного руководителя Эдуарда Боякова – до экспериментальных премьер (только в этом сезоне их выпущено 15), от событий на «Открытых сценах» – до архитектуры и интерьеров. 

Что же там, за массивным, будто надвинутым на глаза витрин, фасадом из туфа? МХАТ им. М. Горького – последний из сохранившихся шедевров советского архитектурного модернизма, созданного с оглядкой на два направления – конструктивизм и модерн – в 1972-1973 гг. по проекту архитектора В. С. Кубасова, одного из авторов Дворца пионеров на Воробьёвых горах.  

Внутри – сложносочинённый мир из морёного дерева и туфа, мрамора и бронзы, мятой штукатурки и лёгкого стекла. Неожиданные перепады высот, «рассеянные» светильники, зимние сады, уникальный фонтан из сульфидного стекла – работа Виктора Шевченко, корифея художественного стекла 70-х. Латунные крючки в виде птиц – всё это делалось командой единомышленников на одном дыхании, в авральные сроки, нередко – экспромтом, часто – руками главного архитектора. 

МХАТ Кубасова – маска, надетая на недостроенный в своё время каркас оперного театра – представлял собой ещё и акустический эксперимент. Его автор – выдающий инженер А. Н. Качерович, на счету которого более 50 объектов, включая Кремлёвский Дворец Съездов. Громадный, на полторы тысячи зрителей, зал отделан морёным буком и тиком без единого гвоздя, внутри – мочало-резонатор. Оркестровая яма скрыта тремя мобильными рядами кресел – до очередного концерта. Вместо привычной, торжественной люстры – «звёздное небо». Впечатление – будто у каждого зрителя собственный светильник. Прибавьте к этому бесконечную по глубине сцену, уже старинную машинерию, 17-метровый круг и грузовой лифт, где во времена оны прятался, имитируя уходящую военную батарею из «Трёх сестёр», знаменитый мхатовский оркестр, и вы поймёте, насколько любопытно сегодня всё это рассмотреть.  

Долгое время трёхэтажное фойе театра с большим количеством уютных уголков и обширным балконом существовало само по себе – по нему бродили зрители. В 70-х они удивлялись первому в российском театре фойе-променаду, а сегодня, когда каждое культурное учреждение старается обзавестись площадкой для свободного общения, фойе обнаружило новые возможности. Сегодня здесь работает несколько «Открытых сцен», пространств фойе, разделенные на условные сектора. В их числе – магазин «МХАТ. КНИГИ», сувенирная лавка «МХАТ. МЕСТО» и зрительский буфет. 15-метровый экран – рекламный носитель и подспорье лекторам, обновлённая выставка по истории МХАТ, тематические экспозиции и портретная галерея актёров не нарушают ревнивого до чистоты пространства. 

 

Театр поменял фирменный стиль: мхатовская чайка вылетела из «клетки» с волнами и орденами и уселась на фирменную одежду, стеклянные двери, обложки буклетов спектаклей. Буклеты – мини-журналы с  авторскими фотографиями, интервью и разделом исторического контекста – новшество и гордость театра.   

В новый проект «Открытые сцены» входят все помещения театра, включая Большой, Малый и репетиционные залы, особенно во время проведения фестивалей. В 2020 году здесь отгремел Фестиваль будущего театра, на очереди – фестивали «МХАТ.ТАНЦЫ» и «МХАТ. МУЗЫКА» – события, посвящённые экспериментам на стыке танца, музыки и театра. Но есть и ежедневный экспериментариум – «Третья сцена» – репетиционный зал, где, помимо спектаклей, концертов и вечеров, проводятся долгоиграющие проекты на стыке жанров. Среди них – «Сезон стихов», объединивший маститых и молодых поэтов, «Советской песни Атлантида», лекции-концерты о сочинителях любимейших советских песен. В своё время таким клубом обзавёлся и Московский Художественный театр: всего месяц спустя после премьеры легендарной «Синей птицы», исполнитель роли Хлеба Никита Балиев открыл кабаре «Летучая мышь». Уже не говоря о любви мхатовцев к творческим вечерам, на которые всегда рвалась молодёжь.     

Всё, что происходит в «Открытых сценах» здания МХАТ на Тверском, вращается вокруг репертуарного театра, где сегодня идут премьеры одна громче другой. Чтобы лучше понять, что происходит во МХАТ им. М. Горького, стоит заглянуть в историю Московского Художественного театра. 

Днём его рождения принято считать 22 июня 1897 года, а местом – столик в ресторане «Славянский базар». 18 часов понадобилось актёру и режиссёру Константину Станиславскому и драматургу и педагогу Владимиру Немировичу-Данченко, чтобы бросить вызов царящей на российских подмостках «театральщине». Художественный театр задумывался как общедоступный и независимый, театр социальных проблем, смысловой глубины и новейших технологий. «Товарищество на паях» опиралось на средства купца Саввы Морозова и энтузиазм архитектора Фёдора Шехтеля, безвозмездно перестроившего для театра в 1902 году здание в стиле модерн. 

Шехтель оснастил его электрическими лампами, сложной системой сценических люков и поворотным кругом, придумал знаменитый раздвижной «оливковый» занавес, который украсил летящей чайкой – в честь спектакля, поставленного в 1898 году по пьесе А. П. Чехова. Не удивительно, что и сегодня большинство премьер МХАТ под руководством Эдуарда Боякова делается на средства «Клуба друзей» МХАТ, где председателем Совета попечителей театра является также крупный предприниматель – коммерческий директор ОАО «УГМК»  Игорь Кудряшкин.

В первые же десятилетия Московский художественный театр вывел на сцену лучших российских писателей современности: А. Чехова, М. Горького, Л. Андреева, Л. Толстого, М. Булгакова. Одновременно ставилась европейская «новая драма»  (Г. Ибсен, М. Метерлинк). Кроме того, шла работа над классикой (А. Пушкин, А. Грибоедов, А. Островский, Л. Толстой, Ф. Достоевский, У. Шекспир).

Едва родившись, театр пустился экспериментировать. Так, для спектакля «Царь Фёдор Иоаннович» по пьесе А. Толстого была устроена экспедиция в Ростов, приобретены настоящие средневековые костюмы и колокола, а постановка горьковской пьесы «На дне» ознаменовалась посещением знаменитого Хитрова рынка, где обитали настоящие «босяки». Параллельно ставилась поэтичная чеховская «Чайка» и шедевр символизма – феерия «Синяя птица» М. Метерлинка. Каждый спектакль был программным высказыванием и сенсацией.  

 Сегодня МХАТ им. М. Горького возвращает эту традицию. Самые громкие премьеры связаны с событиями и персонажами отечественной истории («Нюрнбергский вальс» А. Звягинцева в постановке Г. Шушчевичуте, «У премьер-министра мало друзей» С. Рыбаса в постановке А. Дмитриева, «Красный Моцарт» Д. Минченка и «Чудесный грузин» А. Назарова в постановке Р. Сотириади). Или, напротив, с православным и языческим символизмом («Лавр» по роману-житию Е. Водолазкина). Или с новым прочтением классики («Лес» А. Островского в постановке В. Крамера).

 

Спектакли выводят зрителя за пределы сцены в сегодняшний день, вплетая в действо документальные записи (вербатим), медийные амплуа приглашённых актёров – телеведущих, блогеров, «звёзд».  

 Но вернёмся к истории. Визитной карточкой Московского Художественного театра стала Система Станиславского – оригинальная философия и техника актёрского мастерства. Афоризмы К. Станиславского «не верю!», «любите искусство в себе, а не себя в искусстве» стали крылатыми. Переработанная его учениками – Михаилом Чеховым и другими, Система стала основой актёрского образования в США. По этой методике обучались Мерилин Монро, Грегори Пек, Клинт Иствуд, Джек Николсон, Энтони Хопкинс и другие звёзды Голливуда. 

 МХАТ вырастил несколько поколений актёров мировой величины, передавая из рук в руки роли и целые спектакли. МХАТ им. М. Горького достались в наследство единственные, сохранившиеся в мире постановки отцов-основателей – «Синяя птица» К. Станиславского 1908 года в декорациях В. Егорова и «Три сестры» Вл. И. Немировича-Данченко 1940 года в декорациях В. Дмитриева. Сделанные под руководством Эдуарда Боякова исторические реконструкции этих спектаклей – предмет гордости и непреходящий повод для встречи в зрительном зале бабушек и дедушек с внуками и правнуками. 

Ещё один эксперимент театра – «Новая Школа МХАТ», в которую входит одна из мастерских актёрского факультета ГИТИС. Это попытка продлить во времени традицию многочисленных мхатовских учебных студий, создаваемых в разное время К. С. Станиславским, Вл. И. Немировичем-Данченко, актёрами. Её главное отличие от театральных училищ, включая знаменитую Школу-студию МХАТ, –  участие студентов в ключевых постановках театра наряду с опытными актёрами.

 

С самого начала Московский Художественный театр выращивал собственных режиссёров (среди них – Вс. Мейерхольд и Е. Вахтангов, В. Станицын, И. Судаков, М. Кедров, В. Богомолов, Б. Ливанов) и приглашал со стороны. Так, в 1911 году на сцене МХТ был поставлен «Гамлет» в постановке Гордона Крэга. 

 Сегодня вокруг МХАТ им. М. Горького формируется содружество режиссёров, своих и пришлых, маститых и молодых. Среди них – ветеран психологического театра Сергей Десницкий и мастер фарса Виктор Крамер, мхатовцы Александр Дмитриев и Валентин Клементьев, ученица Юрия Любимова Рената Сотириади и молодёжь – Грета Шушчевичуте, Руслан Маликов, Сергей Глазков. Вместе с коллегами творит и худрук: Эдуарду Боякову принадлежит ряд ключевых постановок во главе с «Лавром».  

 

С первого десятилетия МХАТ гастролировал по России и за рубежом. На Западе появление мхатовцев не раз вызывало эффект «театральной революции». МХАТ называли «московской метлой», сравнивали с «Великой Хартией Вольностей», призванной освободить театр от ходульности и неестественных сценических условностей. «Мы играем при помощи голоса, они – при помощи собственной жизни», – писал в конце 50-х годов американский критик Кеннет Тайнен. «Маловероятно, что мы сумеем добиться такого ансамбля в нашем Лондонском театре, куда актёров приглашают на одну пьесу в зависимости от специфических потребностей спектакля», – вторил ему Джон Ферналд, директор  Королевской Академии драматического искусства, поставивший пять чеховских пьес. 

Сегодня возрождение гастрольной практики МХАТ идёт полным ходом. Пока по России, но уже в значительном диапазоне – от  Санкт-Петербурга и Калининграда до Поволжья, Кавказа и Крыма.  

 «Театральная революция» коснулась и сценографии. Объявив в своё время войну буржуазному «красному занавесу» и подчинив декорацию идее режиссёра, Московский Художественный театр привлёк лучших художников разных направлений – реалистов, авангардистов, мироискусников. В их числе – Виктор Симов, Владимир  Егоров, Мстислав  Добужинский, Александр Бенуа, Владимир Татлин, Владимир Дмитриев. Ещё один прорыв МХАТ совершил во время Великой Отечественной войны, открыв Экспериментальную сценическую лабораторию. Из Камергерского переулка в разные концы страны разлетались брошюры о том, как в походных условиях превратить в сцену грузовик, а сундук – в царский трон, как просто и дёшево, «из ничего» сотворить хрустальную люстру или цветное освещение. А актёры-мхатовцы задавали фронтовым бригадам особый, «высокий стиль», играя классику непременно в парадных платьях, отдавая дань уважения народу и поднимая боевой дух солдат.   

Сегодня в репертуаре МХАТ им. М. Горького важнейшую роль играют постановки со сложными, многоярусными декорациями – историческими, сказочными, с широким арсеналом цифровых технологий. В программках спектаклей – звёздные имена: Борис Краснов, Виктор Крамер,  Ирина Титоренко, Дмитрий Разумов, Александр Цветной, Елена Ярочкина, Екатерина Кузнецова, Елена Зыкова.    

Со дня основания Московский Художественный театр обладал подвижной структурой: двойное руководство, постоянное рождение новых студий, «филиалов», школ в России и за рубежом приносили неудобства, но помогали преодолевать творческие кризисы и шагать в ногу со временем. Авторитет театра был признан революционной властью, в 1919 году ему было присвоено звание «академического», а с 1932 года МХАТ принял имя писателя Максима Горького, которого в своё время вывел на сцену. МХАТ СССР им. М. Горького был объявлен образцом для репертуарных театров страны, а Система Станиславского – единственно верной теорией сценического искусства. 

Крах Советской империи и внутренний кризис привели к расколу театра в 1987 году. Часть труппы во главе с тогдашним художественным руководителем театра О. Н. Ефремовым вышла из коллектива и основала театр под новым названием «МХАТ им. А. П. Чехова». Выпускник Школы-студии МХАТ, основатель театра «Современник», О. Н. Ефремов пытался вернуть театр к истокам – к понятию «театр-дом», художественному поиску и созвучности новым веяниям. В репертуаре появились пьесы молодых драматургов: М. Рощина, А. Володина, В. Розова, А. Гельмана, А.  Вампилова. Одновременно шла работа с русской и зарубежной классикой, прежде всего – с пьесами А.Чехова. К работе в театре были привлечены молодые талантливые режиссёры: А. Васильев, А. Эфрос, К. Гинкас, 

М. Розовский, Р. Виктюк. Ефремов привёл в труппу выдающихся актёров: 

А. Калягина, И. Смоктуновского, О. Борисова, А. Вертинскую, Е. Евстигнеева, Т. Доронину, О. Табакова, впоследствии возглавившего театр.

Постановки  МХАТ им А. П. Чехова вызывали большой культурный резонанс и пользовались широкой популярностью у зрителей. Театр располагался в отреставрированном старом здании в Камергерском переулке. 

МХАТ им. М. Горького под руководством выдающейся актрисы Т. В. Дорониной продолжил работу в здании театра на Тверском бульваре. В 90-е и нулевые театр оказался в оппозиции к происходящим в стране и театральной жизни процессам. На протяжении трёх десятилетий театр работал в режиме информационной блокады.  

Главным направлением деятельности МХАТ при Т. Дорониной стало сохранение традиций русского психологического театра. Основой репертуара была проверенная временем русская, советская и зарубежная классика: пьесы А. Чехова, А. Островского, М. Горького, М. Булгакова, А. Арбузова, В. Распутина, У. Шекспира, Б. Шоу. Большой заслугой театра в этот период стало сохранение исторических спектаклей «Синяя птица» и «Три сестры». 

Действуя против либерального мейнстрима, МХАТ им. М. Горького поднимал актуальные вопросы русской национальной традиции, патриотизма, веры («Старая актриса на роль жены Достоевского» Э. Радзинского, «Контрольный выстрел» Ю. Полякова, «Аввакум» В. Малягина, «Тёркин – жив и будет!» – по стихам А. Твардовского и др.). Театр работал с собственными режиссёрами (А. В. Семёнов, Н. Пеньков, Ю. Горобец, А.  Дмитриев) и приглашёнными (Р. Виктюк, А. Борисов, В. Усков, С. Говорухин).

Визитной карточкой театра стали декорации Владимира Серебровского (1937 – 2016 гг.) – самобытного художника, сменившего авангардный мейнстрим на манеру русских мироискусников. Художник оформил в театре порядка 40 спектаклей и оставил коллекцию эскизов. В этом году они участвовали в персональной выставке художника в Театральном музее А. А. Бахрушина.   Самостоятельной частью репертуара стали постановки Валерия Беляковича (1950–2016 гг.) в оригинальной авторской сценографии, имевшие большой успех у публики.

 С декабря 2018 года художественным руководителем театра был назначен режиссёр и продюсер Эдуард Бояков, основатель театров «Практика» и ряда театральных фестивалей, соучредитель национальной театральной премии «Золотая маска». Татьяна Васильевна Доронина заняла почётное место президента театра.  

 Открыв новую страницу в истории МХАТ, новый художественный руководитель постарался соединить оба мхатовских направления. Наряду с новыми постановками зрители могут увидеть сегодня самые яркие и работы Владимира Серебровского – «Вишнёвый сад» (1988 г.) и «Пигмалион» (2016 г.), а также самый успешный спектакль Валерия Беляковича – «Мастер и Маргарита». Сохранён ряд спектаклей из классического репертуара по произведениям И. Тургенева, А. Островского, А. Арбузова, В. Розова,  выпущена на Большую сцену инициированная в своё время Т. В. Дорониной историческая мелодрама «Леди Гамильтон» по пьесе Т. Реттигена в постановке А. Дмитриева. 

 В планах театра – продолжение работы по возрождению спектаклей МХАТ им. М. Горького и МХАТа им. А. П. Чехова – «Белая гвардия» (1991 г.), «Валентин и Валентина» (1981 г.), а также обращение к историческим мхатовским авторам – А. С. Грибоедову и Ф. М. Достоевскому, У. Шекспиру. 

Задуманный как независимое «товарищество на паях», Московский Художественный театр быстро сделался локомотивом русского театрального искусства. Его актёры постоянно учились новому, и это новое доставалось нелёгкой ценой. Известны воспоминания о том, как протестовали «серьёзные актёры» подражанию животным и стихиям, репетируя «Синюю птицу», как страдал труженик Станиславский, осваивая роль Сатина – бездельника и шулера. Результат был, однако, и превосходил ожидания – МХАТ в конце концов превратился в главный российский театр ХХ века. 

 Сегодняшний лозунг «театр меняет мир» ставит перед МХАТ им. М. Горького задачу возрождения  статуса национального театра. И это никак не мешает сегодняшним мхатовцам разучивать степ и лезгинку, русские романсы и грузинское многоголосие, осваивать чтение стихов по телеканалу «МХАТ ГОВОРИТ!»,  а сам театр воспринимать в широком смысле – как место встречи культур, искусств и людей.